Пациентам
Наука

switch to english eng

27.12.2021 Печать

Рубрика «Люди в науке»

Александр Костюнин: «Наука отвечает на малоизученность» В новой рубрике «Люди в науке» мы беседуем с нашими учеными, задавая вопросы о их выборе, нынешних перспективных проектах и не только.


Александр Костюнин, кандидат биологических наук, научный сотрудник лаборатории новых биоматериалов отдела экспериментальной медицины. Молодой специалист, который кардинально сменил сферу деятельности, и теперь в составе мультидисциплинарной команды исследователей успешно развивает свое направление в разработках по усовершенствованию биопротезов клапанов сердца.

- С чего в вашей жизни начался путь в науку?

По образованию я зоолог. О науке задумался еще в школе, поступил на биологический факультет Кемеровского государственного университета. Моей мечтой были экспедиции, а биофак идеально для этого подходил. Во время учебы занимался орнитологией, писал диплом по линьке воробьинообразных птиц. В аспирантуре выбрал уже энтомологию, это мое увлечение – коллекционирование насекомых, научная работа с ними. Кандидатскую диссертацию я защищал по низшим перепончатокрылым насекомым, малоизученным энтомологами. После окончания аспирантуры в Институте систематики и экологии животных СО РАН вернулся в Кемерово, некоторое время работал в Кузбасском государственном краеведческом музее. Участвовал в раскопках динозавров, которые проводились у нас в области. Профессионально не занимался, но всегда хотел изучать рептилий – специфическое, но очень интересное для меня направление.

- С какого времени вы работаете в НИИ КПССЗ и чем занимаетесь?

В Институт меня пригласили три года назад заниматься микробиологией. Так я начал осваивать новую для себя область. Был мощный стимул войти в эту тему, поскольку очень интересовала современная наука, ее динамика. Стал разбираться в механизмах деградации биологических протезов клапанов сердца. Это направление в медицине очень востребовано – задача ученых сделать такие медицинские изделия долговечными и при этом максимально безопасными. Исследования последнего времени, как правило, проводятся группами разнопрофильных ученых. Чем больше специалистов из разных областей взаимодействует, тем лучше они могут друг друга дополнить и получить максимальный результат. Так и у нас. Мультидисциплинарная команда, в которую входят медики, химики, инженеры, биологи, разрабатывает модели биопротезов, изучая все аспекты их функционирования и возможные причины дисфункций. Знания биологии очень помогают мне в исследованиях, ведь так или иначе речь идет об иммунном отторжении имплантатов, которое может провоцировать их разрушение. Это один из факторов, который среди прочих может стать решающим и требует глубоко анализа.

- Расскажите о проекте, над которым работаете сейчас.

Это грантовый проект Российского научного фонда – первое исследование подобного рода, нацеленное как раз на улучшение свойств отечественных моделей биопротезов клапанов сердца. Биопротезы уникальны, не требуют от пациентов пожизненного приема антикоагулянтов, не оказывают разрушающего воздействия на форменные элементы крови в процессе функционирования. Но имеют один существенный недостаток – они недолговечны: из-за ограниченного периода их функционирования возникает риск повторной операции и резко уменьшается возможность их использования у пациентов моложе 65 лет. По современным данным, более всего ускоряет деградацию биоматериала, приводя к нарушению целостности конструкции и образованию кальция на створках протезов, такой процесс как протеолиз, в том числе связанный с хроническим иммунным отторжением. Сейчас в мире проводятся исследования в этом направлении. Разрабатываются различные методы защиты биоматериала, основанные прежде всего на снижении его иммуногенности посредством удаления ксеногликанов. Но мы посмотрели на проблему под другим углом и предположили, что протеолитическая деградация биопротезов клапанов сердца может быть обусловлена накоплением в них матриксной металлопротеиназы-9, проникающей в створки из плазмы крови. И уменьшения иммуногенности, вероятнее всего, окажется недостаточно для профилактики связанной в протеолизом деградации биопротезов в организме реципиента. Речь идет о новой технологии, которая впоследствии может быть успешно применена в клинической практике биопротезирования – обработке медицинских изделий определенным способом, с применением поливинилового спирта, что позволит создать защитную пленку на створках биопротеза, защитить его от протеолиза и кальцификации. И тем самым продлить срок его службы и безопасность работы.

- Что для вас важнее всего в научной работе?

Разобраться в процессе. Понять закономерности той или иной технологии или метода. Парадокс в том, что прикладные открытия в науке чаще всего становятся «побочным продуктом» фундаментальных исследований. Ну, или по крайней мере, совершается поиск тех особенностей, которые впоследствии могут повлечь открытие. Мы изучали механизмы иммунного отторжения и внезапно отметили, что протезы клапанов сердца пропитываются определенными веществами, которые могут их разрушать. И возник вопрос, сможем ли мы защитить протез от разрушения. Возможно это исследование будет носить в большей степени фундаментальный характер, но оно совершенно точно покажет вероятность практического подхода к защите таких протезов. Важно получить ответ, а может ли в принципе такой подход сработать, ведь наука отвечает на малоизученность. Иногда все меняет именно угол зрения, как и произошло в нашем случае. Что же касается конкретно иммунного отторжения, то тут вопросов больше, чем ответов. И сказать, что это работает определенным образом, мы пока не можем. Сейчас пока стоит только предположить: да, наверное, это так, но надо бы перепроверить! На мой взгляд, наука должна большей степени фундаментальной, а не только отвечать на потребности времени. Ориентация сугубо на практику может завести нас в тупик. Трудно решить какую-то проблему, не понимая досконально, что ее вызывает.

- Что же кроме работы увлекает и радует?

В свободное время я до сих пор езжу в экспедиции - за редкими насекомыми. Это смесь дикого туризма с научной работой. В этом году побывал на Кунашире, это один из Курильских островов. Мы с друзьями-зоологами работали в заповеднике, собирали насекомых в рамках программы по каталогизации местной фауны. Недавно писал очерки по двум видам насекомых-пилильщиков в новую Красную книгу России, которая готовится к изданию. Дома собрана коллекция редких насекомых, а питомцами у меня живут змеи.